Русско-удмуртский словарь онлайн

Синтаксис[править]

Синтаксису удмуртского языка более характерны простые предложения с твердым порядком слов по типу «определение+определяемое». В соответствии с чем стержневое слово любого словосочетания, а также подлежащее или сказуемое в своих концентрах занимают постпозицию (чугун сюрес «железная дорога», горд кышет «красный платок», кужмо ужа «работает проворно», ужась вал «рабочая лошадь»).
Различают четыре вида синтаксической связи: примыкание, управление, притяжательная связь и согласование. Из них более широко представлено примыкание, где в качестве определяющего слова могут выступать различные части речи, выраженные преимущественно нулевыми формами. Из-за отсутствия грамматической категории рода менее употребительна синтаксическая связь согласование (гордъёсыз кышетъёс «красные платки», милямьёсыз бертизы «наши вернулись»). Притяжательная связь преимущественно выражается при выражении принадлежностных отношений (школалэн юртэз «здание школы», шурлэн вожез «устье реки»).

Особенностью простых предложений является то, что они нередко осложняются отглагольными и причастными и деепричастными оборотами. Из них специфическую особенность составляют т. н. субъектные абсолютные деепричастные оборты, являющиеся эквивалентом сложноподчиненных предложений русского языка (Ачид ужатэк, куазь уз сёт. «Если сам не будешь работать, от погоды не жди». Льӧмпу сяськаяськыку, куазь кезьыт кариське. «Когда цветет черемуха, становится холодно»).

Наибольшее распространение имеют сложноподчиненные предложения, построенные посредством соотносительных парных слов, в которых связь придаточного с главным грамматически выражена указательными и относительными местоимениями и местоименными наречиями: Мае кизид, сое ик аралод. «Что посеешь, то и пожнешь».

В отличие от других языков, удмуртский язык характеризуется еще употреблением значительного количества постпозитивных союзов, которые располагаются в конце или середине придаточной части сложноподчиненного предложения. В качестве связующих элементов главного предложения с придаточным выступают союзы бере «раз, коли, поскольку», дыръя «когда, в то время как», кадь «словно, будто», шуыса «сказав, говоря», вылысь «хотя» и др. Толон сокем кужмо буран вал шуыса, уд ик оскы. «И не поверишь, что вчера был такой сильный буран»; Ӝож ке но каризы, вӧсь ке но каризы — чида. «Хотя и обидят, хотя и сделают больно — терпи»; Таре клубмы вань вылысь, ӝытъёсы калык мӧзмыса пуке. «Хотя имеется у нас такой клуб, народ по вечерам скучает у себя дома» и др1.

Орфография

Удмуртский язык написан с использованием модифицированной версии русского кириллического алфавита:

Кириллица латинский IPA Название письма Примечания
А а А а а
Б б B b бэ
В в V v вэ
Г г G г гэ
Д д D d Ď ď перед е, ё, и, ю, я, ь дэ
Е е JE je E e после коронок д, т, з, с, л, н е
Ё ё JO jo O o после д, т, з, с, л, н ё
Ж ж Ž ž жэ
Ӝ ӝ DŽ dž ӝэ Д + Ж
З з Z z Ź ź перед е, ё, и, ю, я, ь зэ
Ӟ ӟ Đ đ ӟе Дь + Зь
И и Я я после д, т, з, с, л, н и
Ӥ ӥ Я я перед д, т, з, с, л, н точкаен и, точкаосын и («i с точками») Вроде Коми і. Непалатализированная форма и.
Й й J j вакчи и («короткое я»)
К к K k ка
Л л Ł ł L l перед е, ё, и, ю, я, ь эл
М м М м эм
Н н N n Ň ň перед е, ё, и, ю, я, ь эн
О о О о о
Ӧ ӧ Õ õ ӧ
П п P p пэ
Р р R r эр
С с S s Ś ś перед е, ё, и, ю, я, ь эс
Т т Т т Ť ť перед е, ё, и, ю, я, ь тэ
У у U u у
Ф ф F f эф В заимствованных словах.
Х х Ч ч ха В заимствованных словах.
Ц ц C c цэ В заимствованных словах.
Ч ч Ć ć чэ Ть + Сь
Ӵ ӵ Č č ӵэ Т + Ш
Ш ш SS ша
Щ щ ŠČ šč ща В заимствованных словах.
Ъ ъ чурыт пус («твердый знак») Отличает палатализированные согласные ( / dʲ tʲ zʲ sʲ lʲ n / ) от непалатализированных согласных, за которыми следует / j /, если за ними следует гласная; например, / zʲo / и / zjo / записываются как ё ( źo ) и зъё ( zjo ) соответственно.
Ы ы Г г ы
Ь ь небыт пус («мягкий знак»)
Э э E e э
Ю ю JU ju после д, т, з, с, л, н ю
Я я JA ja после д, т, з, с, л, н я

Оборванная песня

По словам главы региона, сейчас в 282 образовательных учреждениях работают программы дошкольного образования с изучением родных языков. В них задействованы более 10 тыс. малышей. За последние два года выросло число учеников, изучающих удмуртский язык в школах.

Можно ли говорить о том, что сохранение родного языка коренного населения Удмуртии стоит под угрозой?

«Снижение интереса к родному языку у удмуртов прослеживалось ещё в середине прошлого века, – считает почётный гражданин Вавожского района, заслуженный учитель школы УАССР, основатель музея Кузебая Герда Анатолий Егоров. – Думаю, что началось это после сталинских репрессий в адрес лидеров удмуртского национального движения. В моей деревне Докъя, которую родной считал и Кузебай Герд, русских и удмуртов было приблизительно одинаковое количество. Все понимали два языка, но в русских семьях разговаривали на русском, а в удмуртских – на удмуртском. В годы Великой Отечественной войны собирались в нашей избе солдатки. Измученные ожиданием вестей с фронта и непосильной работой в тылу, они искали утешение в песне. Как только мелодия обретала крылья, кто-нибудь обрывал её: «Тише, это песня Герда. Услышат». А потом вернулись с фронта уцелевшие мужчины. Они все разговаривали на русском. Удмурты-фронтовики будто забыли родную речь. Так в удмуртских семьях стал исчезать родной язык».

Диалекты

Удмуртские разновидности можно разделить на три широкие диалектные группы:

  • Северный удмурт, говорят вдоль реки Чепца
  • Южный Удмуртский
  • Бесермян, на котором говорят сильно тюркизированные бесермянцы

Обнаружен континуум промежуточных диалектов между северным и южным удмуртским, а литературный удмуртский язык включает черты обоих регионов. Более резко выделяется Бесермян.

Несмотря на это, различия между диалектами не являются значительными и в основном связаны с различиями в словарном запасе, что в значительной степени связано с более сильным влиянием татарского языка в южной части удмуртско-говорящей области. Некоторые различия в морфологии и фонологии также все еще существуют; Например:

  • Южный Удмурт имеет окончание винительного падежа -ыз / -ɨz / , контрастирующее с северным -ты / -tɨ / .
  • Юго-западный удмурт выделяет восьмую гласную фонему / ʉ / .
  • У Бесермяна вместо стандартного удмуртского / ə / используется / e / (таким образом, выделяется только шесть гласных фонем), и / ɵ / вместо стандартного удмуртского / ɨ / .

Какой версии придерживаетесь вы?

– Мне больше всего импонирует версия доктора филологических наук М. Г. Атаманова. Он связывает слово удмурт с осетинским «уд гоймак» / «од гоймак» – «человек», где компонент гоймак «личность, человек» соответствует удмуртскому мурт, который уже ранее функционировал в языке предков удмуртов с широким спектром значений. В современном осетинском «уд», диал. «од» – это «душа», «жизнь».

Подобный компонент в гипотетической форме *оdy был заимствован из языка иранских племен для усиления и выделения слова *mort, служившего общим самоназванием пермских племён – предков удмуртов и коми.

Государственная архивная служба Удмуртской Республики.Фотокаталог ГКУ “ЦДНИ УР”

Таким образом, уд-мурт (< *оdy-mort) – это «живой, настоящий человек». Подобные толкования самоназваний известны и у других народов, в частности, ненцы называют себя ненэй ненэч – буквально «настоящий человек».

Как видим, самоназвание удмуртов поэтапно заимствовано у соседей, что, казалось бы, противоречит понятию «само-название». Однако подобное явление распространено достаточно широко, например, эстонцы именуют себя немецким проникновением eesti вместо прежнего maanmees (буквально: «человек земли»).

Да и одна из версий происхождения слова «русский» – это скандинавское заимствование. Для сравнения: эстонцы шведов именуют roots. Современные названия русских в коми языке – роч, в удм. – ӟуч, прежде, по-видимому, также служили для обозначения жителей Скандинавии.

Фонология

В отличие от других уральских языков, таких как финский и венгерский , удмуртский не различает долгие и короткие гласные и не имеет гармонии гласных .

Губной Альвеолярный пост- альвеолярного ( Alveolo- ) небного Velar
Носовой м п ɲ ŋ
Взрывной безмолвный п т k
озвучен б d ɡ
Аффрикат безмолвный ( t͡s ) t͡ʃ t͡ɕ
озвучен ( d͡z ) d͡ʒ d͡ʑ
Fricative безмолвный ( е ) s ʃ ɕ ( х )
озвучен v z ʒ ʑ
Приблизительный j
Боковой л ʎ
Трель р

Согласные / fx t͡s / используются только в заимствованных словах и традиционно заменяются на / pk t͡ɕ / соответственно.

Передний Центральная Назад
Необоснованный Круглый
Закрывать я ɨ ты
Середина е ə о
Открытым а

Особенности удмуртского языка[править]

По морфологической структуре удмуртский язык относится к языкам агглютинативного типа. Сущность агглютинации (от лат. agglutinare — приклеивать) состоит в том, что к неизменяемой корневой морфеме последовательно присоединяются однозначные стандартные слово- и формообразующие суффиксы (уж «работа», уж-а «работает», уж-а-сь «работающий, рабочий», уж-а-сь-ёс «рабочие», уж-а-съ-ёс-лы «рабочим»). Агглютинативность удмуртского языка сочетается с некоторыми признаками флективности.

По степени развития письменности удмуртский язык относится к старописьменным языкам с небольшой дореволюционной литературой (В. И. Лыткин). Первые письменные памятники в виде списков удмуртских слов известны с 20-х гг. XVIII в., они были зафиксированы на латинице (Д. Г. Мессершмидт, Ф.И. Страленберг, И. Э. Фишер, И. П. Фальк. П. С. Паллас. Г. Ф. Миллер). Из них лишь некоторые удмуртские слова, записанные Г.Ф. Миллером, были опубликованы на кириллице (1756 г.). В книге «Описаше живущихъ в Казанской губернии языческихъ народовъ, яко то черемнсъ, чувашъ и вотяковъ…» в 8 главе на кириллице написаны названия указанных народностей и удмуртских музыкальных инструментов. Например: кресь «гусли», умкресь «губная гармоника», варган «гармоника», удъмурть «удмурт», бигеръ «татарин» и др. Несколько позднее на кириллице было напечатано удмуртское четверостишие в честь Екатерины II (1767 г.). В 1775 г. появляется первая удмуртская грамматика «Сочинения, принадлежащiя къ грамматикѣ вотскаго языка». Впоследствии она легла в основу удмуртской графики и орфографии.

Не случайно указанную дату (1775 г.) исследователи считают началом удмуртской письменности, т. к. появление грамматики имело «большое значение в создании основ удмуртского языкознания и в нормировании удмуртской письменности на основе кириллицы» (М. К. Каракулова. Б. И. Каракулов)1.
Были созданы несколько ранних печатных и рукописных памятников, среди них — рукописи самого крупного удмуртско-русского словаря Захария Кротова — в 5000 слов : рукописной грамматики «Краткой отяцкія Грамматики опытъ» Михаила Могилина , опубликованных лишь в к. XX в2.
До революции литература на удмуртском языке выходила на разных диалектах: казанском, елабужском, сарапульском и глазовском. Письменный литературный язык начал формироваться в 1-й половине XVIII в. и результате синтезирования местных языковых особенностей различных диалектов. Поэтому он характеризуется большой диалектной вариативностью. При этом фонетическая система литературного языка была ориентирована на срединные говоры.
Удмуртский алфавит построен на основе русского и состоит из 38 букв (12 гласных, 24 согласных. 2 безгласных -ь, -ъ). Из них 5 букв имеют диакритические знаки (две точки над литерой): ӧ, ӥ, ӝ, ӟ, ӵ. Буквы ӧ, ӝ, ӟ, ӵ используются для обозначения специфических звуков удмуртского языка, а буква ӥ (и с точками) употребляется для обозначения звука и и твердости предшествующих звуков д, з, л, н, с, т, т. к. указанные буквы могут произноситься твердо и мягко (сӥзьыл «осень», но сизьым (с’из’ым) «семь», cӥ «слой», но си (с’и) «струна»). Графическая система построена на фонематическом принципе: буквы обозначают только фонемы, а не все звуки языка.

Все графические средства, использующиеся в орфографии и пунктуации удмуртского языка, полностью заимствованы из графической системы русского языка.
Словесное ударение в удмуртском языке по своей природе является динамическим, т. к. ударяемый слог произносится более высоким тоном и несколько длиннее, чем безударные гласные. По месту расположения оно является фиксированным, в абсолютном большинстве случаев падает на последний слог (корка «дом», кошкиз «ушел», вераськиськом «разговариваем»). На первый слог ударение падает: а) в глаголах повелительного наклонения: ужа «работай» (< от ужаны «работать»), гожъя «пиши» (< от гожъяны «писать»), мынэ(лэ) (< от мыныны «идти»); б) в отрицательных глаголах изъявительного и условного наклонений: эн лэсьты «не делай», ӧй гожъя «не писал», ум мынэ «не пойдем», ӧй гожъясалды «не писали бы»; в) для выражения эмфазы с целью экспрессивно-эмоционального выделения отдельных слов в высказывании: горд-горд «красным-красно». тачак «много», шуак «вдруг», меӵак «прямо, круто».

Стыд и гордость

Новость по теме

Саундтрек из «Игры престолов» зазвучал на удмуртских инструментах

В постперестроечные годы возобновились связи жителей Удмуртии и удмуртов, её покинувших. Тогда местное население узнало, что в удмуртских деревнях Татарстана, Башкортостана, Сибири, где удмуртов не коснулись сталинские репрессии по национальной принадлежности, удмурты не стыдились своего языка никогда. Они одевались в национальные костюмы, справляли национальные обряды. 

Новость по теме

«Бурановские бабушки» в Москве представят национальную кухню Удмуртии

учитель удмуртского языка Ошторма-Юмьинской средней школы Ангелина Семёнова

Историография[править]

Начало теоретическому изучению удмуртского языка положили в середине XIX — начале XX в. зарубежные ученые X. Габеленц, Ф. И. Видеманн. Б. Мункачи. Т. Г. Ами-нофф, Ю. Вихманн. Т. Е. Уотила. В начале XX столетия их дело продолжили Д. Р. Фокош-Фукс. К. Медвецки, Э. Беке, Д. Лако, в 50-е и последующие годы изучением удмуртского языка стали заниматься венгры Ш. Чуч. А. Киш, А. Клемм, Ф. Молнар, Г. Берсцки. К. Редей, Е. Сии, из финских ученых — П. Суйхконен, С. Сааринен, М. Корхонен и др.

В России изучение удмуртского языка началось с составления учебников и учебных пособий для массовых школ. В этом деле первые шаги были сделаны Вл. Ислентьевым. И. С. Михсевым, Г. Е. Верещагиным, И. В. Яковлевым, С. П. Жуйковым. П. П. Глезденевым и А. И. Емельяновым.

В 40-70-е гг. XX в. сугубо теоретические исследования опубликовали К. М. Баушев, П. Н. Перевощиков, В. И. Алатырев. В. М. Вахрушев, А. А. Поздеева, Б. А. Серебренников, Т. И. Тепляшина. И. В. Тараканов и др. В 70-80-е гг. в удмуртское языкознание пришло целое поколение молодых исследователей: В. К. Кельмаков, Р. Ш. Насибуллин, Р. И. Яшина. А. Ф. Шутов. Б. Ш. Загуляева. Г. А. Архипов, М. Г. Атаманов, С. В. Соколов. Г. А. Ушаков, Л. И. Калинина, М. К. Каракулова, Б. И. Каракулов, Л. Е. Кириллова, Л. Л. Карпова и др.

Лексика[править]

Словарный состав удмуртского языка складывался в течение многих веков. В нем выделяется исконно удмуртская и заимствованная лексика. Древнейший пласт лексики — допермские (уральские, финно-угорские) слова, которые являются общими для уральской языковой семьи. К этой группе относятся, в частности, названия частей человеческого тела (син «глаз», ки «рука»), явлений природы (ву «вода», ну «дерево», ты «озеро»), слова, обозначающие времена года (тулыс «весна», тол «зима») и др.

Наиболее поздний пласт исконной лексики — собственно удмуртские слова, образованные после распада общепермского языка-основы в период самостоятельного развития удмуртского языка. Это самый мощный слой словарного состава. Из заимствованной лексики древнейшими являются слова индоиранского происхождения, связанные с земледелием (амезь «лемех, сошник», ю «хлеба, посевы»), животноводством (ош «бык», пудо «скот»), кузнечным делом (корт «железо». ыргон «медь», пурт «нож»). В VII -XIII вв. в удмуртский язык проникли слова булгарского (древнечувашского), а с ХIII в. — татарского происхождения. Русские заимствования в удмуртский язык стали проникать с XII в. Этот пласт лексики исследователи делят на дореволюционные и послереволюционные. Через посредство русского языка проникла интернациональная лексика, заимствованная из европейских языков.
Обогащение словарного состава современного удмуртского литературного языка происходит способом суффиксации, словосложения, терминологизации словосочетаний, расширения лексических значений, калькирования, использования местных диалектных слов и заимствования иноязычной лексики1.
Большую роль в терминотворчестве последних лет сыграла Республиканская термино-орфографическая комиссия, образованная постановлением Президиума Государственного Совета и Правительства Удмуртской Республики от 30 октября 1995 г. за № 103/316. Эта комиссия уже издала два бюллетеня, которые включают в себя, помимо историко-теоретических статей о разработке терминологической лексики в удмуртском языке, также и солидный список новых терминов, предложенных комиссией для широкого обсуждения. В настоящее время членами комиссии проводится работа по выработке и усовершенствованию терминологии по отдельным ветвям гуманитарных др. наук.

А что касается первой части «уд»?

– С первой частью довольно проблематично до сих пор. Венгерский учёный Бернат Мункачи предполагал, что это слово ассоциируется со словом «Вятка», или по-удмуртски «Ватка». Поскольку долгое время русские называли удмуртов «вотяками», Мункачи сделал вывод, что «Вятка» и «уд» связаны. Сегодня этой гипотезы уже практически никто не придерживается.

Более популярна гипотеза тоже венгерского учёного Кароя Редеи (Rеdei Kаroly). Он считал, что компонент «уд» происходит от слова «росток», «луг» и, по аналогии с луговыми марийцами, удмурт – это «луговой человек». В живом языке это слово означает «росток, побег», и ни в одном из диалектов не зафиксировано значение «луг».

Поэтому, мне кажется, что Редеи переиначил значение для того, чтобы было проще дать толкование этнониму. Кстати, данное слово тоже заимствовано из индоиранских языков, там оно значит «поросль, росток».

Есть новая версия историков В. В. Напольских и С. К. Белых: они считают, что «удмурт» заимствовано из иранских языков полностью и примерно звучало как «анта марта». Вторая часть – «человек», первая – «окраина». Соответственно, удмурт – «человек (с) окраины».

Теоретически, такая гипотеза вполне может быть состоятельной. К примеру, украинцы – на окраине Руси (с центром в Москве). Слабым местом данной гипотезы является то, что, как мне представляется, предки удмуртов должны были находиться в составе или под влиянием ираноязычного государственного образования, в этом случае они бы тоже могли стать «украинцами» в переводе с господствующего языка.

Однако, по данным исторической науки, в период разделения древнепермских племён на два самостоятельных народа – предков удмуртов и коми (X–XI вв.) они находились в сфере влияния тюркоязычной Волжской Булгарии.